Мертвым деньги не нужны: за что воевали в Великую Отечественную

Вот уже много лет назад закончилась Великая Отечественная война, самая кровопролитная битва за всю историю мира. Но до сих пор не стихают споры: а за что воевали советские люди? За Родину, Сталина, идею, отчий дом или… за деньги?

Может, такая постановка вопроса и кому-то из читателей покажется кощунственной, но интерес к данному вопросу подогрела информация, опубликованная в октябре этого года на сайте Министерства обороны России. Она была посвящена 100-летнему юбилею Финансово-экономической службы Вооруженных сил Российской Федерации, а также выплате денежного довольствия военнослужащим России за все время существования страны.

Из истории вопроса

В годы Великой Отечественной войны руководство страны, кроме вручения боевых орденов и медалей, не забывало и о материальном вознаграждении военнослужащих. Например, в приказе «О поощрении участников бомбардировки Берлина» было четко сказано: «Выдать каждому члену экипажа, участвовавшему в полете, по 2 тысячи рублей».

Правда, наверное, потом жаба задавила наших доблестных финансистов и с их подачи премии за вылеты резко изменились. Теперь по две тысячи за бомбежку столиц стран-противников (Берлин, Бухарест, Будапешт и Хельсинки) получали только командир, штурман и борттехник самолета, а прочие члены экипажа — по тысяче рублей.

Далее ради поощрения боевой работы летного состава ВВС РККА для отличившихся при выполнении боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом в истребительной авиации была установлена денежная награда летчикам-истребителям за каждый сбитый самолет противника в воздушном бою в размере 1000 рублей.

За выполнение 40 боевых вылетов летчик-истребитель представлялся к высшей правительственной награде — званию Героя Советского Союза — и получал денежную награду 5000 рублей.

Самая большая премия досталась Герою Советского Союза летчику М. Борисову — он торпедировал линкор «Шлезиен» — 10 000 рублей.

Младший сын И. Сталина, летчик генерал-лейтенант Василий Сталин, в январе 1943 года получил в виде основного оклада и надбавки за выслугу лет 5095 рублей 84 копейки. За время войны он совершил 26 боевых вылетов, лично сбил, по разным данным, от трех до пяти самолетов противника.

За подбитые или подожженные танки командиру орудия и наводчику полагалось по 500 рублей, остальному составу — по 200 рублей. За единоличное уничтожение танка противника боец получал 1000 рублей.

Также премии выдавались за ремонт военной техники. За ремонт тяжелого танка, в частности, можно было получить от 350 до 800 рублей.

С началом войны оклады остались прежними, но добавились так называемые полевые примерно в размере 25—100% от оклада в зависимости от должности, звания, рода войск.

Правда, «полевые деньги» выплачивались исключительно тем, кто находился на передовой. Как только часть отводилась пусть даже в ближайший и обстреливаемый тыл, выплата «полевых» тут же прекращалась. Однако в хаосе первых месяцев войны не только эту прибавку, но и основное жалование зачастую не платили.

Кроме сталинских зарплат существовали и сталинские вычеты за разного рода прегрешения. Поэтому фронтовики могли распоряжаться всего лишь третью начисленного.

Добровольно-принудительный отъем денег

В начале войны денежное довольствие выдавалось военнослужащим наличными. Но и тут была своя особенность. При выдаче зарплаты образовывалось две очереди: в одной ее получали, а во второй добровольно сдавали, например в фонд обороны.

Дело в том, что в СССР после начала войны стало не хватать средств на ее проведение и ушлые финансисты предложили устранить этот недостаток с помощью населения и армии.

В целях привлечения дополнительных средств на финансирование мероприятий, связанных с войной против немецких захватчиков, Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановил выпустить Государственные военные займы, каждый примерно на сумму 10 миллиардов рублей. Всего было пять займов.

К 60-летнему юбилею Победы, в 2005 году, тогдашний министр финансов РФ Алексей Кудрин опубликовал любопытную статью под названием «Финансовая система страны в годы Великой Отечественной войны». В ней Кудрин подсчитал, что за годы войны бойцы действующей армии перечислили в фонд обороны 8,4 миллиона рублей и еще на 11 миллионов приобрели облигаций государственного займа.

А вообще, за войну обязательные и добровольные взносы населения достигли 270 миллиардов рублей, что составило более 26% всех доходов государственного бюджета.

Так вот эта акция — подписка на государственные займы — в действующей армии также носила добровольно-принудительный и стопроцентный охват. Государство давало и тут же отнимало кровные в прямом смысле денежки.

Мертвым деньги не нужны

Затем в армии начали вводить безналичные расчеты по денежному довольствию военнослужащих. Для этого было несколько причин.

За первый период войны только 8 фронтов из 16, по неполным данным, оставили в учреждениях Госбанка СССР на захваченной противником территории 41 миллион рублей, допустили другие утраты денежных средств (сожжено, зарыто в землю, потери с без вести пропавшими финансовыми работниками и т. п.) на сумму 44,7 миллиона рублей. это в то время были гигантские деньги. Ведь, например, танк Т-34 стоил примерно 269 тысяч рублей, а автомат ППШ — 500 рублей.

Кроме того, этим шагом пресекались многочисленные нарушения со стороны военных финансовых работников. Вот что вспоминал военный финансист ветеран войны Степан Морозов, которого, наверное, трудно обвинить в предвзятости к своим коллегам: «К сожалению, не все финансовые работники были честными людьми. Некоторые из них занимались подделкой подписей военнослужащих в раздаточных ведомостях и получали за них содержание за месяц, в который они погибли. Иногда присваивались материальные ценности, изъятые у тяжелораненых».

Командир взвода или старшина роты должны были сдавать деньги и ценности погибших солдат начфину полка, (начальнику финансовой службы). Тот выписывал квитанцию о приеме и высылал сданное семье. Так должно быть в идеале.

Но далеко не всегда было именно так. Финансовая система армии была устроена таким образом, что соблазна и возможностей для людей нечестных и нечистых на руку присвоить чужие деньги в ней было предостаточно. И этот соблазн даже оправдывался неким общим рассуждением: зачем мертвому деньги?..

Поэтому в качестве безналичных документов в армии были введены денежные аттестаты, которые вручались военнослужащим и на которые перечислялось денежное довольствие. Эти аттестаты могли передаваться их родным.

Однако проконтролировать перечисление денежных средств на аттестаты было очень трудно: во время войны не были широко распространены средства связи: телефоны, радио, телевидение.

Очевидцы тех событий вспоминали о том, что нередки были случаи, когда кровью заработанные деньги так и не доходили до родственников военных.

А те средства, которые и доходили, оказались мизерными. Например, на рынке цены были в 10 раз больше, чем в государственных магазинах, в которых и купить было нечего. Так, пол-литра водки стоило от 300 до 800 рублей. Цена на буханку хлеба колебалась от 300 до 400 рублей, за кило картошки отдавали 90 рублей, за пачку папирос «Казбек» — 75 рублей, за стакан махорки — 10 рублей. Килограмм соленого сала продавали за 1500 рублей.

Ранее Сенсум сообщал как 60 русских солдат одним своим видом обратили в бегство 7000 немецких штыков.

Share