Мы онемели и разрыдались: Россияне вспомнили новогоднюю ночь 2000-го

Исполнилось 20 лет с того 31 декабря, когда в новогоднюю ночь президент России Борис Ельцин объявил о своем уходе, а вслед за ним с новогодним обращением к россиянам обратился и.о. главы государства Владимир Путин. Простые москвичи вспомнили, как они восприняли тогда эти события и встретили 2000-й год и новое тысячелетие.

«Я тогда работала на региональном ТВ, и мы чуть ли не сутки монтировали новогоднюю программу нашего канала, получилось хорошее шоу, где все сотрудники шутили, смеялись, пели, желали всякого добра зрителям.

Последняя фраза ведущих в этой программе была что-то типа: «Вот сейчас-то и начнется все самое интересное, мы точно знаем». В общем, закончили, выпустили программу… и следом в стык — вот это: «Дорогие россияне, я ухожу…».

И мы в полном обалдении смотрим на это в аппаратной, в абсолютной тишине…и кто-то говорит: «Ничего себе, напророчили». Было ощущение, что ушла целя эпоха. Со всеми ее героями, эмоциями и чувствами — от стыда до гордости. Мне казалось тогда: да, сейчас точно начнется все самое интересное. Не факт, что лучшее, но — другое. Опустошение, даже не удивление. Конец чего-то» (Инна, 49 лет).

«Я как раз делала петельки для новых шариков на ёлку, и телевизор фоном был включен. И там вот это: «Я ухожу…». Честно, я расплакалась. Потому что искренний был мужик, какой угодно плохой, но искренний и человечный» (Мария, 33 года).

«Мы отмечали студенческой компанией в квартире моей бабушки. Курили в форточку и роняли пепел между рамами, потом веником пытались ликвидировать последствия. Пары хотели выпить, пары хотели секса.

И, когда президент произносил речь, мы свою утратили, были просто поражены. У меня навернулись слезы.

А потом утром по телику транслировали «Щелкунчик» и мы похмельно тупили в роскошества Большого театра. То, что это был опять Чайковский, казалось очень символичным» (Любовь, 40 лет).

«Я резала «селёдку под шубой» и смотрела телевизор. Тогда-то и услышала, что «Ельцин устал и уходит».

Так первая мысль была примерно такая: «Блин, сейчас на работу, небось, вызовут!». Я в ту пору работала в администрации — на мелкой должности, но всё-таки. Но ничего, обошлось. Зато ночью «Голубой огонёк» и Женя Лукашин никого не интересовали вообще — мы пересматривали и пересматривали это обращение» (Наталья, 47 лет).

«Мне было 8 лет, однако я почему-то очень хорошо понимала: происходит что-то важное, серьёзное, что-то скоро изменится.

Но мне было весело — я придумала каламбур и всю ночь поздравляла всех «С Новым годом, с новым веком, с новым президентом!», всю семью достала. Казалось, что очень смешно, но никто почему-то не смеялся» (Евгения, 28 лет).

Share