Двухлетней сибирячке никак не могли поставить инсулин, а потом: «Знаете, у вашей дочери остановилось сердце»

Двухлетняя девочка из Новосибирска скончалась в одной из местных больниц после того, как врачи не смогли оказать ей оперативную помощь, сообщает региональный СК.

По словам матери, 19 января ее дочь госпитализировали с рвотой и болями в животе — врачи больницы зафиксировали у нее повышенный сахар, при котором требуется введение инсулина. Однако в учреждении препарата не оказалось, и ребенка повезли в другую больницу, где малышка и скончалась. Следком запустил проверку по факту трагедии.

Новосибирские следователи запустили проверку по факту смерти двухлетней девочки. Об этом сообщили в региональном управлении Следственного комитета.

По словам Елены Кинчаровой, матери скончавшейся, все началось 19 января — в тот день она вместе с дочкой и мужем отправилась гулять, передавал местный портал Ngs.ru. По дороге семья зашла в магазин, где приобрела питьевой йогурт — девочка выпила его, после чего у нее заболел живот. Начались проблемы со стулом, а потом и рвота с желчью — мать ребенка тут же вызвала скорую помощь.

По прибытии фельдшеры решили, что у девочки кишечная непроходимость, и отвезли ее в местную больницу №3. Медики проверили маленькую сибирячку на наличие посторонних предметов в желудке, однако УЗИ и рентген ничего не выявили — в итоге ее оставили в медучреждении, чтобы «понаблюдать».

В палате ребенок постоянно плакал от боли, а также не мог сходить в туалет. «Потом прибегает врач-хирург и говорит, что не положат нас, потому что сахар до 15 поднялся. И сказал, что передадут нас мужчине, который сидел в коридоре, из реанимации. Тот мужчина говорит: „Вы сахар-то сбейте ребенку, так же нельзя, нужно инсулин поставить“, — вспомнила мать девочки.

Инсулин — единственный препарат, который способен поддерживать нормальный уровень глюкозы в крови при сахарном диабете. При этом врачи отказались вводить его девочке, потому что раствор находился в реанимации, которая была на тот момент закрыта — не нашлось ампул с инсулином и в реаномобиле данного учреждения.

Между тем врачи сами поставили ребенку диагноз „диабет первого типа“, при котором инсулин пациенту жизненно необходим. В итоге девочку решили увезти в детскую больницу №1, где препарат был в наличии.

»Инсулина так никто и не дал, и в правую руку ей поставили капельницу в скорой. Реаниматолог ко мне подошел и сказал, что это не может быть сахарный диабет, потому что кожные покровы у ребенка были сухие», — рассказала Кинчарова.

В скорой помощи у ребенка начали белеть губы — вскоре ее привезли в больницу №1, однако оттуда вышла реаниматолог и заявила, что фельдшеры должны были везти маленькую пациентку в другое медучреждение.

«Потом она сказала: «Ладно, так уж и быть, я вас оставлю здесь: до утра полежите, а потом вас туда переправим. Но мы вас с ней не возьмем, потому что не положено по закону РФ быть с ребенком в реанимации». Потом я узнала — положено быть. Вышел закон», — сообщила женщина.

Однако в тот момент врачи вновь измерили уровень содержания сахар в крови ребенка — выяснилось, что он упал до 13 ммоль/л. После этого мать девочки решила действительно поехать домой.

«Я ребенка им отдала и поцеловала — в последний раз. В 07.45 мне звонит врач из реанимации. Ни «здравствуйте», ни «пока»: «Бегом к нам, я сказала, сюда!» Я поняла, что это из больницы, спросила, что случилось. «Я тебе вообще ничего не скажу» и бросила трубку. Мы с мужем минут за 15-20 донеслись до туда», — указала сибирячка.

В итоге к родителем вышла врач-реаниматолог с заведующим отделением, второй сообщил: «Знаете, у вашей дочери остановилось сердце, она умерла в пять часов утра».

После этого скончавшуюся девочку забрали на вскрытие — на следующий день супруги Кинчаровы приехали получать документы, в которых было указано, что причина смерти не установлена, а ее время — 6.45.

«Когда получили документы, меня постиг второй ужас. Как может человек умереть два раза — в 05.00 и в 06.45? Когда дочку хоронили, то увидели, что вся голова у нее по бокам в синяках, я передавала ребенка без них. Может, они появились после смерти, а может, до — нужно делать экспертизу», — заявила мать ребенка.

Она добавила, что тело девочки было окостенелым, когда семье передали его для похорон — кроме того, у усопшей была подогнута нога. «Такой вывод: значит, врач не подходила к ребенку, ребенок впал в сахарную кому, окостенела, она отсчитала два часа и поэтому сказала, что в пять. И они даже ножку не смогли ребенку расправить», — пояснила Кинчарова.

Позже она отправилась к врачу-реаниматологу, чтобы восстановить хронологию событий в день смерти ребенка. Медик заявила, что в 03.00 девочке сделали повторный анализ на сахар — он поднялся до 20 ммоль/л. Только после этого маленькой сибирячки поставили инсулин. «На вопрос, почему сразу не поставили инсулин, мы ответа не получили. Врач даже не извинилась», — заключила мать ребенка.

Позже в Минздраве заявили, что девочка получила всю необходимую помощь: ее направили в правильные больницы, а инсулин не использовали сразу, потому что «при умеренно повышенном уровне сахара крови немедленное введение инсулина не требуется», передает Ngs.ru.

Кроме того, в ведомстве подчеркнули, что в ночь на 20 января, помимо дочери Кинчаровых, в том же отделении находились еще шесть пациентов в тяжелом состоянии — пять из которых возрасте от одного года до трех лет.

Минздрав отказался давать оценку действиям врачей до завершения проверки регионального СК. В свою очередь собственную проверку запустила новосибирская прокуратура, а также уполномоченный по правам ребенка в области Надежда Болтенко.

Share