Технология ползучего развода: что беспокоит Россию в «новой» Армении

Отношения Армении и России переживают не лучшие времена. Особых поводов для беспокойства пока нет, но они непременно появятся, если взаимная подозрительность начнёт прогрессировать. А она, надо признать, всё же имеет место быть, как бы Ереван не пытался убедить общественность закавказской республики в отсутствии серьёзных проблем с Москвой.

Многое, что сейчас происходит в двусторонних отношениях, носит непубличный характер. К примеру, активные усилия представителей как действующего в Армении правительства, так и его внутриполитических противников в кремлёвских и не только коридорах российской власти. Оппоненты лидера «бархатной революции» и премьер-министра парламентской республики Никола Пашиняна настойчиво добиваются восстановления к себе кредита доверия российского руководства.

Основной посыл при этом сводится к одной мысли — мы можем стать реальной альтернативой «западноцентричному правительству» Пашиняна, не допустив «развода» между Арменией и Россией и ухода Еревана на евротлантическую орбиту.

Что больше всего беспокоит сейчас Москву в ситуации прихода к власти Пашиняна и резкого выталкивания в позицию политического маргинала бывшей правящей Распубликанской партии Армении? Лидером этого политобъединения, находившегося у власти с начала нулевых, до сих пор остаётся бывший президент Серж Саргсян.

Москва полностью не списала его со счетов, несмотря на крайне низкий рейтинг этого государственного деятеля. Но фактор Пашиняна всё больше рассматривается в Кремле в качестве долгосрочного, с ним необходимо считаться и при этом выстраивать отношения с первыми лицами в Армении фактически с нуля.

Опасения России относительно конфигурации внутриполитических сил в Армении по итогам бурных событий минувшей весны можно разбить на несколько основных «корзин».

Русофобы во власти затаились

Предшествуюшие заявления и сама деятельность представителей ближайшего окружения Пашиняна, после «бархатной революции» постепенно занявших высокие государственные посты, не внушают оптимизма. В настоящее время эти люди полностью исключили антироссийскую риторику и воздерживаются от публичных выпадов в сторону интеграционных объединений на постсоветском пространстве, созданных под эгидой России. Но это отнюдь не означает, что армянский «соросовский актив» из недругов Москвы трансформировался в её поклонников.

Выраженная антипатия к России до мая 2018 года, когда Пашинян под давлением «улицы» стал главой правительства, в настоящее время приняла скрытую форму в виду «объективных причин». Находясь у власти, «бывшие» апологеты Запада не могут позволить себе былые выходки с баннерами на руках, где красовались надписи «Россия, вон из Армении!». Однако такие вынужденные самоограничения представляются обратимыми — придёт время и приспособленцы у власти удвоят, а то и утроят степень своего, мягко говоря, неоднозначного отношения к историческому союзнику Армении.

Результаты прошедших в декабре 2018 года парламентских выборов, закончившихся ожидаемым политическим триумфом блока Пашиняна «Мой шаг» (более 70% полученных голосов и две трети депутатских кресел в 132-местном Национальном собрании седьмого созыва), только укрепили самоуверенность молодых кадров «новой» Армении в том, что народ выдал им мандат, имея который, они могут диктовать повестку даже на российском внешнеполитическом направлении.

Эйфория армянской политической улицы постепенно принимает вид завышенной самооценки государственных чиновников верхнего звена. Вместе с ней растут и риски того, что в какой-то момент эти кадры начнут диктовать условия самому Пашиняну, которому, надо отдать ему должное, пока в целом удаётся сдерживать горячие головы в своём окружении.

Вопросы у Москвы есть ко многим, включая и самого Пашиняна, каким бы «долгосрочным фактором» на нынешнем общественно-политическом поле республики он бы не рассматривался. Так, в Кремле весьма критически отнеслись к недавнему посылу армянского премьера, озвученному, кстати, во время его очередной поездки в российскую столицу, о том, что вступление республики в Евразийский экономический союз было «ошибкой». Цена этой «ошибки» — экономический рост в Армении и ещё несколько лет сохранения в относительном спокойствии зоны карабахского конфликта.

Да, армянская экономика со вступлением в ЕАЭС не усилилась настолько, чтобы можно было с полной уверенностью смотреть в её будущее. Да, после вступления в Евразийский союз была апрельская война 2016 года в Карабахе, унёсшая жизни более сотни армянских солдат и офицеров. Между тем поддержание на плаву местной экономики и недопущение резкого обрушения карабахского статус-кво в бездну новой войны во многом удались именно в виду приобщения Армении к ЕАЭС, а не пребывания за его рамками.

Расхождение между словом и делом

Далее — диссонанс, временами ярко выраженный, между словами и действиями Пашиняна и ведущими представителями его команды. Было прилюдно и не единожды сказано, что политической вендетты не будет. Тем не менее бывших представителей высшего политического и военного руководства Армении новые власти обвинили в попытке «свержения конституционного строя» (события марта 2008 года), возбудили уголовные дела, а экс-президента Роберта Кочаряна вовсе посадили за решётку.

Заметный разрыв между речами и поступками наблюдается далеко не только на внутриполитическом поле. Пашинян так и не выразил внятно, чего в конечном итоге добивается официальный Ереван применительно к карабахскому урегулированию — присоединения Нагорного Карабаха к Армении или международного признания новой армянской республики.

Ссылки на волю народа Карабаха (по принципу — как они решат, так и будет) уже давно перестали выглядеть серьёзными. Если бы сам Ереван ценил это мнение, то ему собственным примером необходимо засвидетельствовать уважение к чаяниям карабахцев — признать независимость Арцаха (армянское историческое название Нагорного Карабаха ­— СМИ) или хотя бы, в качестве предварительного шага, заключить с ним горизонтальный «большой договор».

На словах Пашинян — принципиальный защитник прав карабахцев. Он говорит, что без них реальных переговоров с Азербайджаном нет и быть не может. На деле же он охотно вступает в «полезные беседы» с азербайджанским лидером Ильхамом Алиевым, достигает с ним устных соглашений касательно тех вопросов, решение которых без представителей Нагорного Карабаха выглядит не всегда и не во всём уместным.

Если верить Пашиняну, он добился качественного улучшения отношений с Россией, которые, по его словам, ещё никогда не были так хороши. Разве? Достаточно вспомнить совсем недавно подорожавший для республики российский природный газ, очевидно раздражающие союзника шаги в виде начала громких расследований деятельности российских «дочек» ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога» и ПАО «Газпром» в Армении.

Ранее Сенсум сообщал, что рейтинг Зеленского не имеет значения: политолог считает, что президента Украины назначат США.

Share