Конфликт между Жээнбековым и Атамбаевым простыми словами, чтобы лучше разобраться

Бывший президент Киргизии Алмазбек Атамбаев признался, что во время штурма его резиденции бойцами спецназа сам стрелял по военным. Атамбаев призвал начать бессрочный митинг в Бишкеке с требованием отставки нынешнего президента Киргизии Сооронбая Жээнбекова.

Ранее Жээнбековов обвинил Атамбаева в грубом нарушении конституции. В ходе заседания Совета безопасности Киргизии Жээнбеков потребовал принять безотлагательные меры для сохранения мира в стране.

«Алмазбек Атамбаев грубо попрал конституцию и законы Киргизской Республики, оказав жесткое вооруженное сопротивление проведению следственных мероприятий в рамках закона», — заявил Жээнбеков.

В настоящее время политическая борьба в Киргизии переросла в вооруженный конфликт, в центре которого оказался бывший президент страны Алмазбек Атамбаев, ранее обвиненный в коррупции и лишенный неприкосновенности. Когда спецназ попытался задержать Атамбаева, его охрана оказала вооруженное сопротивление, которое вылилось в силовое противостояние с участием большого количества вооруженных людей.

Сообщается об одном погибшем в результате ночного боя и более чем полусотне пострадавших.

Помочь разобраться, что происходит в этой стране, мы попросили ведущего специалиста по Киргизии — востоковеда, писателя и кинодокументалиста, доктора исторических наук, действительного члена Русского географического общества Александра Князева.

— Объясните, пожалуйста, простыми словами, что происходит сегодня в Киргизии.

— В Киргизии происходит традиционная борьба: свойственная для этой территории, исторически обусловленная, активизировавшаяся после распада СССР межклановая родоплеменная межнациональная борьба двух группировок, во многом криминализованная. Группировки представляют собой то, что называется местной «политической элитой».

— Как получилось, что дело дошло до попытки ареста бывшего президента? Все-таки президент, даже бывший — фигура достаточно весомая…

— Слово «президент» — хоть бывший, хоть действующий — применительно к Киргизии понятие условное. Это дань цивилизации, так сказать. Потому что в условиях, когда общество не является хоть сколько-нибудь правовым, можно назваться кем угодно: хоть ханом, хоть президентом. Это вторично.

Главное противоречие — в их личных интересах. Киргизия — бедная страна, и «пирога» на всех не хватает. В этом, собственно, причина конфликта. Речь идет о контроле над финансовыми потоками, над теневыми секторами экономики, над контрабандой и так далее.

— Некоторые политические Telegram-каналы пишут, что конфликт в Киргизии — это, возможно, следствие передела рынка наркотрафика. Насколько серьезны такие предположения?

— Думаю, наркотрафик тоже имеет значение и свою роль играет. Хотя не думаю, что это единственное. Там есть другие отрасли, скажем так, теневой криминальной экономики. Это контрабанда товаров в страны Евразийского экономического союза, прежде всего из Китая, в меньшей степени — из Индии, Турции и Арабских Эмиратов. Эта контрабанда, собственно, контролируется тем, кто находится у власти. Вот за это идет борьба.

Наркотрафик — это существенное, но не единственное.

— Может ли, на ваш взгляд, противостояние в Киргизии быть следствием внешнего вмешательства, например со стороны Соединенных Штатов?

— Честно говоря, пока этого не видно, но теоретически для США было бы очень неплохо создать зону конфликта у китайской границы, в зоне интересов России. Но, поскольку Киргизия все предшествующие годы была для американцев некоей витриной «развития демократии в постсоветских странах», думаю, этот интерес тоже неявный.

Думаю, все дело во внутрикиргизской неспособности жить в рамках государства, жить по каким-то государственным нормам на территории, организованной как государство.

— На кого вы «ставите» в нынешнем противостоянии в Киргизии — на действующего главу государства Жээнбекова или на бывшего президента Атамбаева?

— Ни на кого, потому что это базар, где все определяют деньги. Когда 14 лет назад свергали (первого президента Киргизии) Аскара Акаева, «революционерами» были куплены руководители всех до единой силовых структур. Верность присяге — то есть Акаеву — сохранила только его личная охрана, полтора десятка человек. Все остальные — министры и так далее — были куплены. Поэтому исключать сегодня ничего нельзя. Кто не пожалеет денег, чтобы удержать на своей стороне силовые структуры, удержать на своей стороне организованную преступность, — тот и победит.

— Как Россия должна, на ваш взгляд, реагировать на возможную нестабильность в этой стране?

— Киргизия считается — подчеркиваю, считается — одним из близких союзников России. Россия в какой-то степени берет на себя ответственность за ее безопасность и стабильность. Поэтому России придется вмешиваться, я даже не говорю о каких-то экономических процессах, помощи и так далее. Думаю, на каком-то этапе — в прямой форме или косвенной, в открытой или скрытой, — в какой-то форме Россия должна будет вмешаться, если там будет реализовываться один из наиболее негативных сценариев.

Share