Польша показала легендарную заносчивость, а теперь шокирована «предательством» Трампа, бросившего ее к ногам РФ и ФРГ

Из-за легендарной польской заносчивости Варшава не только осталась без ключевых гостей на своем «празднике войны», посвященном 80-летию начала Второй мировой войны, но и рискует потерять все привилегии «главного союзника США» в Восточной Европе.

Неудобная дата

Сперва власти Польши демонстративно не пригласили российского президента Владимира Путина — якобы из-за участия СССР в совместном с Германией «разделе» этой страны по «пакту Молотова—Риббентропа». Затем президент США Дональд Трамп отказался от поездки на «польские торжества» под предлогом урагана во Флориде (свое Мар-а-Лаго ближе к телу?) и послал вместо себя вице-президента Майка Пенса.

Ну а в Китае — там и вовсе справедливо считают (и председатель КНР Си Цзиньпин не раз говорил об этом), что Вторая мировая началась со вторжения японских войск в Маньчжурию в 1931 году, а не в Европе восемь с лишним лет спустя. И поэтому в Пекине категорически не согласны со статусом «сентябрьской войны» 1939 года, усматривая в этом проявление «белого расизма» и «европоцентризма», а также отрицания значимости жертв китайского народа, понесенных им в ходе борьбы против японской агрессии.

Получается, что в нынешней политической иерархии исторических событий «польская трагедия» находится много ниже открытия Второго фронта в Европе. Во всяком случае, осенью прошлого года, 75-летие операции «Оверлорд», то есть «D-Day» высадки союзников в Нормандии, отмечали с куда большим размахом. А уж про столетие завершения Первой мировой войны даже говорить не приходится.

Но, пожалуй, самое показательное подтверждение данного тезиса состоит в том, что от участия в этих мероприятиях, кроме Дональда Трампа, отказался и его тезка Дональд Туск, экс-премьер-министр Польши, а ныне — председатель Европейского Совета. Он объяснил свой демарш тем, что нынешнее политическое руководство Польши, «не желало видеть» его среди гостей, а потому запоздало с приглашением, поступившим только 29 августа…

То есть внутриполитические разногласия для видного польского и международного политика — гораздо важнее общей памяти о той войне… И причиной тому, похоже, является наличие явного неудобства при воспоминании о событиях восьмидесятилетней давности. Такого же неудобства, как и то, что совсем недавно помешало американцам с размахом, достойным значимости события, отметить 50-летие высадки первого человека на Луну. Тише, тише — чтобы не давать повода для лишних вопросов!

Этими вопросами в данном случае являются, во-первых, позиция Англии и Франции в связи с гитлеровским вторжением в Польшу, во-вторых — позиция самой Польши как накануне, так и — в лице «лондонского» правительства — после этого вторжения, а в-третьих — нынешняя, длящаяся вот уже 30 лет антироссийская и антисоветская истерия в Польше.

Амбиции не по амуниции

Особое место в этой истерии занимают претензии к утрате польским государством земель, захваченных им после Первой мировой войны, но в ходе Второй мировой перешедших в состав Советского Союза, а теперь, после распада СССР, являющихся частями независимых Украины, Белоруссии и Литвы. Мол, Вильно и Львув — польские города, которые лишь по злой воле Сталина оказались отторгнуты от Речи Посполитой.

Про переданные решением того же Сталина в состав Польши Силезию, Померанию и половину Восточной Пруссии официальная Варшава предпочитает в этой связи не упоминать вообще: мол, «возвращенные земли» (112 тысяч кв. км) — это одно, а «кресы всходни» (187 тысяч кв. км, если считать без Подляшья с Белостоком и Надсанья, переданных из состава СССР в состав ПНР в 1947 году) — совсем другое…

Но немцы-то помнят! И если президент ФРГ — сегодня это Франк-Вальтер Штайнмайер — традиционно каждый год 1 сентября заявляет, что Германия не забывает о своей ответственности за преступления Второй мировой войны, и даже просит за них прощения, это вовсе не отменяет того презрения и ненависти, с которым к полякам относятся в немецком обществе, — примерно так же сами поляки относятся к украинцам.

Причем это немецкое отношение укрепляется не только событиями давнего и недавнего прошлого, но и нынешней позицией Польши, при поддержке США претендующей на особую роль в бывшей Восточной Европе и в этом качестве «альтернативного центра» выступающей против интересов ФРГ. Для Берлина «польский вопрос» сегодня далеко не главный, но сильно его раздражает — как заноза, которую по ряду причин пока невозможно вынуть.

В Варшаве знают об этом, но продолжают все в том же духе, постоянно козыряя перед Берлином и Москвой наличием «большого брата» в лице Вашингтона. Готовность сделать все для которого (закупки ракет Patriot на 8 млрд долл., строительство хаба для СПГ, пляски вокруг создания американских военных баз на польской территории и т.д.) сочетается с откровенным хамством в адрес крупнейших своих соседей.

Даже в ходе нынешних памятных мероприятий президент Польши Анджей Дуда не удержался и пообещал выставить Германии новый счет «за агрессию и оккупацию». А потому замену Трампа Пенсом поляки восприняли чрезвычайно остро — чуть ли не в качестве «предательства», подобного «предательству» со стороны Великобритании и Франции осенью 1939 года. Для шокированных этим польских «элит» оказаться под ногами у России и Германии без внешней поддержки — это намного хуже, чем оказаться между молотом и наковальней, просто смерти подобно.

Никаких объективных предпосылок тому вроде бы нет — Пенс не только озвучил все «правильные» слова, но и подписал сверхвыгодный для Польши «тройственный газовый договор» с Украиной, — однако «чуйку»-то никто не отменял. И если ранее Трамп охотно и даже демонстративно посещал Польшу, всячески поддерживая самые амбициозные планы ее политического руководства (например, геополитический проект «Троеморья»), а еще в конце июля планировалось, что 45-й президент США не только приедет в Варшаву, но и задержится там на несколько дней, то после саммита G7 в Биаррице явно «что-то пошло не так».

Характерно, что и советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон, совершая на днях достаточно «громкий» визит по маршруту Белоруссия—Украина—Молдавия, «проехал мимо» Польши.

Все это свидетельствует о близости достаточно серьезных событий на пространстве между Россией и «старой» Европой — событий, в которых Польше будет отведена совсем иная роль, чем та, на которую она, по своему неизбывному «шляхетскому гонору», ставя амбиции выше амуниции, в последние 15—20 лет претендовала.

Share