Пять налоговых реформ, которыми запомнится уже бывший главный налоговик страны Мишустин

Основные результаты работы, которыми запомнится теперь уже бывший главный налоговик страны

Новый премьер — не очень публичный человек. Он не любит говорить просто так и давать несбыточные обещания. Любит скромно делать и показывать нескромный результат. Мы выделили основные результаты работы, которыми запомнится теперь уже бывший главный налоговик страны.

1. «Оцифровал» налоговую

С чем у нас ассоциировались налоговые инспекции раньше? Очереди, невозможно протолкнуться и постоянные ошибки. Частично все это осталось. Идеальных ведомств не бывает в принципе, везде есть человеческий фактор. Но образ ФНС поменялся кардинально. Основной принцип, который проповедует Мишустин, — человек должен забыть дорогу в инспекцию. Сейчас почти все можно решить удаленно: заплатить налоги, уточнить параметры имущества, разобраться с ошибками. Конечно, как часы все это еще не работает, но это уже колоссальная разница по сравнению с тем, что было 10 лет назад.

2. Остановил хищения

Платить налоги стало проще, но уйти от этой обязанности — сложнее. Особенно тем, кто делал это в многомиллиардных масштабах. Самые большие хищения были в системе налога на добавленную стоимость (НДС). Это сложный налог. Схем по уходу несколько.

В основном использовались фирмы-однодневки, через которые проводили сделки. На них вешались долги перед казной, а потом «мартышки» исчезали. В итоге организатор схемы мог хорошенько сэкономить. При Мишустине ввели автоматизированную систему контроля (АСК НДС). Теперь все счета-фактуры загружаются в общую базу данных. И налоговая сразу видит разрывы: когда компания что-то отгрузила, а налог не заплатила. В итоге доля подозрительных операций упала до минимума — всего 0,6% от всех операций. Для сравнения, три года назад было 8%, а раньше — еще больше.

3. Увеличил собираемость

Жесткий контроль сделал свое дело. Хотя ставки налогов в стране почти не изменились по сравнению с «тучными» годами, собираемость выросли в разы. Судите сами, в наиболее удачном для нашей страны 2008 году федеральный бюджет получил 4 триллиона рублей, в относительно неплохом 2010-м — три триллиона. А за прошлый год — больше 12 триллионов. И это при том, что размер экономики за этот период почти не изменился, а цена на нефть примерно вдвое ниже (была $100, а стала $60). Инфляция, конечно, тоже была, но цены выросли не в три-четыре раза (как доходы казны), а примерно вдвое.

4. Запустил онлайн-кассы и уменьшил число проверок

Следующий шаг в сторогу всеобщей цифровизации — внедрение онлайн-касс. Их стали массово устанавливать пару лет назад. Предприниматели, конечно, жаловались. Ведь стало сложнее проводить сделки мимо кассы. Но работать стало удобнее. Вся информация есть в налоговой службе. Это огромный массив данных, который можно использовать для аналитики. И не надо ходить с проверками. Сейчас инспекторы наведываются лишь к тем, чья отчетность вызывает подозрения. Число проверок упало в десятки и даже сотни раз.

5. Ввел налог для самозанятых

Это наиболее либеральный ход ведомства. В начале прошлого года в четырех регионах (Москва, Московская и Калужская области, Татарстан) запустили эксперимент. Любой человек, работающий на себя и получающий «серые доходы», может загрузить мобильное приложение. И самостоятельно указывать, сколько денег он получил от заказчиков. А потом там же заплатить налоги в казну — 4% или 6% от оборота.

Никакой отчетности, никакого контроля со стороны налоговиков. Все на доверии. Экспертам идея сначала показалась утопичной. Мол, кто в здравом уме будет платить за себя налоги. Оказалось, что ошибались. В системе уже 300 тысяч самозанятых. В прошлом году они перевели в бюджет миллиард рублей. А с 1 июля 2020 года систему распространят еще на 19 регионов.

Share