Как русский мат реально помог выиграть Великую Отечественную войну: ученые подсчитали

При анализе Второй мировой войны американские военные историки обнаружили очень интересный факт. А именно, при внезапном столкновении с силами японцев американцы, как правило, гораздо быстрее принимали решения и, как следствие, побеждали даже превосходящие силы противника.

Исследовав данную закономерность ученые пришли к выводу что средняя длина слова у американцев составляет 5.2 символа, тогда как у японцев 10.8, следовательно на отдачу приказов уходит на 56% меньше времени, что в коротком бою играет немаловажную роль.

Ради «интереса» они проанализировали русскую речь и оказалось, что длина слова в русском языке составляет 7.2 символа на слово (в среднем), однако при критических ситуациях русскоязычный командный состав переходит на ненормативную лексику, и длина слова сокращается до (!) 3.2 символов в слове. Это связано с тем, что некоторые словосочетания и даже фразы заме няются ОДНИМ словом.

Для примера приводится фраза: «32-ой приказываю немедленно уничтожить вражеский танк, ведущий огонь по нашим позициям».

«32-ой, еб@ни по этому х%ю!»

Ранее была раскрыта цена танков в годы Великой Отечественной войны.

Директор департамента финансового обеспечения министерства обороны России Евгений Пронский раскрыл, в какую цену обходилась армии военная техника в годы Великой Отечественной войны. Об этом он рассказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

«Недавно для себя обнаружили такой факт. В годы Великой Отечественной войны определенными директивами были заморожены цены на вооружения и военную технику. Танк Т-34 в 1941 году стоил 269 тысяч рублей. В 1942 — уже 193 тысячи, а в 1945-м — 135 тысяч», — сказал он.

По его словам, поставлявшийся с начала войны бомбардировщик Ил-4 «подешевел» с 800 до 380 тысяч. Пистолет-пулемет ППШ в 1941-м стоил 500 рублей, к концу войны его цена упала до 148 рублей.

Общая экономия за время войны на закупки военной техники составила порядка 50 миллиардов рублей.

Также Пронский рассказал о секретном материальном стимулировании военнослужащих «за боевую работу». В частности, пилотам-истребителям за каждый уничтоженный самолет противника полагалось по 1 тысяче рублей. Среди артиллеристов расценки были ниже: за подбитый танк командиру и наводчику орудия полагалось по 500 рублей, остальным членам расчета — по 200 рублей.

Ранее Sensum писал, почему после Великой Отечественной так называли 1923 год

Share