Катафалк, венчание и танцы под «войди в меня»: что не так со свадьбой Собчак и Богомолова

«И кажется ей, что она неуязвима»

«Не … вам дочку Собчака!» Вспомнишь, с каким смаком читала Ксения Собчак стихи про «куклу Ксюшу», и против воли аплодируешь: что здесь скажешь — уела! Хайп и броня!

Вот и с ее недавним венчанием, казалось бы, такая же история. Провокация? Насмешка над верой? Троллинг священнослужителей? Плевок в лицо всем православным? Гадайте, сколько влезет! Но не откажешь ведь Ксении — нет оснований. Крещеная? Православной веры не отрицает? Богохульных речей не говорила? Официальная регистрация есть? Все! Венчайте! Может, это начало ее пути к Богу. Что, съели? Не … вам дочку Собчака!

Ее и обвенчали. И кричите теперь, что и один из самых знаменитых храмов столицы этим фактом опозорен, и у священнослужителя, совершившего таинство, пятно на репутации! А главное, нет у Ксении ни стыда, ни совести: сначала бежит к аналою, а буквально через несколько часов, когда еще молитва «Отче наш» должна звучать в памяти, извивается на глазах у всех (спасибо Интернету!) в неглиже на сцене, исполняя брачный танец «Войди в меня!». Возмущаются люди! Лютуют!

…А Ксения небось эти потоки грязи в свой адрес читает и искренне хохочет, питаясь человеческим гневом и становясь от этого только сильнее. В пятницу снова был хайп, а сегодня опять — броня! И кажется ей, что она неуязвима.

Но сколько ни мнит себя Ксения Собчак самой главной ведьмой, дьявол-то не в ней, он кроется в деталях. В случае венчания Собчак главная деталь в том, что Ксения не «вошла в церковь в короне», как нарочито заявляла. Отнюдь! Она совершила одно из главных церковных таинств. Незнание закона не освобождает от ответственности, незнание канона — тем паче. У алтаря Собчак поклялась Богу быть с Константином Богомоловым вместе в горе и в радости, пока смерть не разлучит их. И теперь она венчана ему навсегда, и венец может уйти только сам, со смертью одного из супругов. Нет такого понятия «развенчание», не надейтесь! Это просто уступка человеку, разочаровавшемуся в браке, в который некогда верилось — он навсегда! — со стороны церкви. Церкви, но не Бога.

Обычно столь долгий и сложный по исполнению обет люди дают, когда вместе они не из-за громкого имени, связей, денег, возможностей, мгновенной влюбленности, хорошего секса, или прихоти, или хайпа. А когда любят друг друга беззаветно, так, как собственные родители или маленькие дети, — ни за что, просто за факт существования. Когда не видят морщин, не замечают целлюлита, и последнюю рубашку снимут, и ночью бегом в аптеку, если вдруг температура. И детей от других браков принимают с нежностью, как своих. И пусть венчанный тебе стареет, и пусть лишние килограммы, только бы был рядом. …В такой любви клялись перед алтарем Ксения и Константин? Тогда дай им Бог!

Share