США захотели стать сильнее России, но у них ничего не выйдет

США захотели стать сильнее России, но у них ничего не выйдет, заявил сенатор Константин Косачев.

8 августа на военном полигоне под Северодвинском произошел инцидент с жидкостной двигательной установкой (так ЧП описали в Министерстве обороны) или пожар и взрыв в ходе испытания ракеты (по версии Росатома). Погибли пять человек.

Два дня назад президент США Дональд Трамп заявил, что инцидент имел место в ходе испытания гиперзвуковой крылатой ракеты.

Вчера анонимный высокопоставленный собеседник в Белом доме сообщил, что разработка Россией такой ракеты может привести к непродлению договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).

По мнению Константина Косачева, подобные заявления из Белого дома свидетельствуют, что США вновь стремятся к военному превосходству над всем миром. Сенатор назвал это логикой времен начала холодной войны — порочной, крайне опасной, изжившей себя.

«Сломать баланс сил у американцев совершенно точно не получится», — заверил он, пообещав, что Россия даст США отпор, не позволив при этом втянуть себя в гонку вооружений.

Погибли как герои: что испытывали на секретной морской платформе под Северодвинском

Слухи об утечке радиации ученые считают беспочвенными

Пятерых сотрудников Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики, погибших 8 августа в Северодвинске, похоронили в понедельник со всеми почестями в Сарове. В закрытом городке объявлен двухдневный траур. Ученые выполняли задание государственного значения: испытывали жидкостную реактивную двигательную установку с радиоизотопным источником питания. В какой-то момент произошел взрыв с возгоранием, в результате чего пятеро физиков-ядерщиков погибли, трое получили ранения.

Владислав Яновский, Сергей Пичугин

Почти сразу после трагедии поползли слухи о новом Чернобыле — взорвавшемся ядерном реакторе и угрозе населению близлежащих районов. В понедельник сотрудники ВНИИЭФ и Росатома рассказали СМИ о произошедшем.

Итак, как стало известно, трагедия произошла возле села Нёнокса Архангельской области, не на береговой части полигона, как утверждало ранее Минобороны, а в акватории Белого моря, на морской платформе. Шло испытание нового оружия, подготовка к которому длилась больше года.

Евгений Коротаев, Вячеслав Липшев

В группу входили высококлассные специалисты, не раз участвовавшие в подобных работах: 43-летний Алексей Вьюшин — талантливый разработчик научного оборудования, программист, 50-летний инженер-электронщик Евгений Коротаев, 40-летний инженер-испытатель Вячеслав Липшев, 46-летний инженер-испытатель Сергей Пичугин и 71-летний начальник научно-испытательного отдела института Владислав Яновский. Он был одним из самых опытных специалистов ядерного центра, где проработал 47 лет. Заслуженный работник атомной промышленности, неоднократно отмечался ведомственными наградами…

Алексей Вьюшин

«Цепь трагических случайностей, неопределенностей, — пояснил по горячим следам директор центра Валентин Костюков. — По предварительному анализу мы видели, что они (погибшие. — Прим. ред.) боролись за то, чтобы взять ситуацию в руки. Но, к сожалению, это не удалось». В Департаменте коммуникаций Госкорпорации «Росатом» уточнили, что после завершения испытаний произошло возгорание топлива ракеты с последующей детонацией. После взрыва несколько сотрудников были отброшены в море. Поиски продолжались до тех пор, пока оставалась надежда найти выживших.

Что испытывали на платформе

По словам научного руководителя РФЯЦ Вячеслава Соловьева, исследования и разработки научный центр вел в интересах Минобороны в рамках научной программы Саровского ядерного центра. «Одно из направлений — это создание малогабаритных источников энергии с использованием радиоактивных делящихся материалов», — сказал он в официальном видеообращении Центра. Он также отметил, что подобные разработки ведутся и за рубежом: «Малогабаритный ядерный реактор мощностью несколько киловатт испытали ученые США».

Собственно, его слова о реакторе и послужили поводом для последующей паники в соцсетях. На самом деле, если говорить о России, речь шла об испытаниях твердотопливного стартового и воздушно-реактивного двигателей для новой боевой ракеты. Реактором установку называть нельзя, поскольку его основная энергия — электрическая, которая лишь подпитывается от тепла радиоизотопного источника. С ним ракета могла бы находиться в воздухе длительное время. Скорей всего, речь идет о создании межконтинентальной ракеты неограниченной дальности, о которой еще летом прошлого года упоминало Минобороны.

Примерно такой прибор испытывали погибшие физики.

Какие могут быть последствия от взрыва

О том, что кратковременный скачок радиации все-таки был, жителей окрестных сел в первые часы после трагедии проинформировали местные власти. Это же подтвердил и замдиректора РФЯЦ, член-корреспондент РАН Александр Чернышев, добавив, что скачок отмечался и в Северодвинске, находящемся в 30 км от места катастрофы. «Установили прямыми измерениями на Севмаше (судостроительный комплекс. — Авт.), что радиационное повышение фона было в два раза и длилось не более часа. Никаких остаточных радиоактивных загрязнений ни наши эксперты, ни внешние эксперты не зарегистрировали», — успокоил ученый.

— Авария не была связана с радиоактивностью, — пояснил другой специалист — заместитель директора Института ядерной физики и технологий НИЯУ МИФИ, доктор физико-математических наук, профессор Георгий Тихомиров.

По его словам, испытания проводились на установке, для систем которой использовались источники энергии, аналогичные радиоизотопным термоэмиссионным преобразователям — РИТЭГам, использующимся в космической промышленности. «В РИТЭГах используются радиоактивные элементы, которые компактизованы и основаны на нелетучих радиоактивных изотопах», — пояснил физик-ядерщик. Он также добавил, что кратковременный выброс небольших доз радиации мог быть вызван повреждением радиоактивных источников.

— При этом, так как радиация разбавляется большими массивами воздуха и последующие замеры не показали превышения, это говорит о незначительном выбросе радиации в процессе инцидента, — отметил Тихомиров.

Он подчеркнул, что сегодня службы радиационного мониторинга действуют по всей территории России и мира, и они бы зафиксировали любые превышения и сообщили об этом. Сравнение инцидента в СМИ и соцсетях с мини-Чернобылем он счел неуместным. Все дело в том, что в ядерном реакторе на АЭС идет цепная реакция деления, выделяется большое количество энергии и находится большая масса радиоактивных материалов, топлива и продуктов деления. В РИТЭГах же используются источники с малым количеством радиоактивного изотопа.

— В результате взрыва ударная волна разрушила герметичность изотопного источника. Не исключено, что люди, которые находились рядом, могли получить какую-то дозу. Но, подчеркну, это локальный инцидент, и для населения ничего серьезного с точки зрения радиоактивных последствий быть не может, — заявил эксперт.

Нужно ли пить йод жителям близлежащих населенных пунктов

— Подробной информации о том, что за источник был во время аварии в Архангельской области, у нас нет, но с точки зрения безопасности населения мы знаем все, — заявил научный руководитель Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук, академик Леонид Большов. — Радиационный фон находится на очень низком уровне, а повысился он незначительно, то есть добавка радиационного фона за эти полтора часа дала дополнительную дозу облучения населения в 1 микрозиверт. Эта величина в тысячу раз меньше одного миллизиверта, который равняется разрешенному уровню облучения населения в течение года. Доза, получаемая от рентгена, гораздо больше. Зафиксированное превышение в сотню раз меньше, чем облучение, которое человек получает при полете на самолете.

Понятно, что когда возникает информация со словами «радиация», «повышенный фон», народ начинает волноваться, покупать йодные таблетки… Но «мини-Чернобыль» в данном случае не фактический, а информационный. И в йоде необходимости нет.

Ученые-испытатели

Погибший Алексей Вьюшин — один из самых талантливых специалистов — за свою недолгую карьеру успел стать участником нескольких международных научных проектов, в том числе по созданию спектрометра фотонов высоких энергий для экспериментов на Большом адронном коллайдере в ЦЕРНе. Коллеги по работе знали, что у него два пристрастия — семья и работа. Выезжая на полигон, всегда говорил: «Хочу быть полезным России». У него осталась 5-летняя дочь.

Ведущий инженер-электронщик Евгений Коротаев как отличный специалист был приглашен в ядерный центр всего два года назад. Заядлый автомобилист, когда-то был первым диджеем Сарова. У него пятеро детей: 23-летний сын Дмитрий и 4 дочери — 26-летняя Оксана, 10-летняя Елизавета и 8-месячные двойняшки Ирина и Ольга.

У Вячеслава Липшева — начальника научно-испытательной группы — сыну 14 лет. Вячеслав начал работу в ядерном центре прибористом, без отрыва от производства получил высшее образование и стал трудиться инженером-исследователем. Он занимался методиками измерений, проводил уникальные работы по подготовке спецтехники. Отличный спортсмен, занимался плаванием, увлекался охотой.

Сергей Пичугин был одним из опытнейших специалистов по монтажу и наладке испытательного оборудования. Он мог справиться с любой порученной работой: Сергей — из тех людей, которых называют русскими умельцами. Увлекался мотоциклами, байкер. У него взрослая дочь.

Владислав Яновский — автор более 50 отчетов и разработок, заядлый рыбак и охотник. Со своей супругой он был знаком со школьной скамьи. Оба закончили Харьковский авиационный институт, молодыми специалистами приехали в ядерный центр и вместе работали всю жизнь. Воспитали двух дочерей.

Share