«Жив*дерская» пенсионная реформа и 4-дневная неделя — политолог Сергей Михеев не сдержался и обозначил действительно важное

Сергей Михеев, говоря о «живодерской пенсионной реформе» и 4-дневной неделе, не сдержался. «Они вообще в каком мире живут?» — задал он риторический вопрос, обсуждая тему инициатив чиновников.

Предложенная вслед за повышением пенсионного возраста инициатива с четырехдневной рабочей неделей стала камнем преткновения.

Эксперты сочли предложение издевательством на фоне того, что людей заставили работать дольше, объясняя это необходимостью: мол, иначе наши старики останутся без денег. А теперь получается, что один день может выпасть из будних…

Идея все еще обсуждается. Вспомнил о ней и политолог Сергей Михеев, приводя яркий пример.

«Можно спросить по-другому: а когда, грубо говоря, исчезнут жадные люди, и когда все будут честными, и когда никто не будет воровать? Но на этот вопрос ответ такой: никогда. Вопрос только, так сказать, в пропорциях. Мы должны стремиться к тому, чтобы все-таки жадных и злых становилось меньше, а честных, хороших, добрых — больше, — размышлял Михеев. — Но это процесс крайне сложный, как показывает вся история человечества… Вообще, что касается власти, она, конечно, иногда мочит корки и живет в каких-то странных мирах. То сначала они пенсионную реформу проводят, какую-то совершенно такую либертарианскую, такую живодерскую. А теперь, значит, придумали четырехдневную рабочую неделю. Я иногда серьезно беспокоюсь: они вообще в каком мире живут?»

«Пенсионную реформу нужно отменить» — кому хватит смелости сказать президенту о важном

Очередную хорошую мину при плохой игре пытается состроить государство в лице Пенсионного фонда, разродившегося новой идеей изменения расчета пороговой суммы накопительной пенсии. Сумма будет определять — получит ли пенсионер свою накопительную часть пенсии единовременно, либо будет ее получать ежемесячно в виде выплат.

По сегодняшним подсчетам ПФР, для назначения единовременной пенсии нужно иметь на счету около 177 тысяч рублей. Получать ежемесячно накопленные деньги смогут те, у кого за их трудовую деятельность на счету скопится в среднем около полумиллиона рублей.

А теперь, внимание, вопрос: много ли таких людей? Ответ на поверхности — их единицы. В среднем, по подсчетам того же Пенсионного фонда, у застрахованных лиц скапливается чуть более 73 тысяч рублей накоплений.

Экономически же привязка расчета накопительной части пенсии к прожиточному минимуму пенсионера имеет смысл только в одном случае: если этот самый прожиточный минимум будет постоянно и существенно повышаться. А еще лучше — если он будет высчитываться не из эфемерных статистических показателей, а из реальных цен и потребностей людей.

Для кого и для чего придуманы эти изменения, мне, например, пока остается непонятным и вызывает искреннее недоумение. Как и любая дискуссия относительно накопительной части пенсии после того, как ее совершенно вероломно заморозили 5 лет назад.

Сейчас уже мало кто помнит, что до 2014 года граждане сами решали, куда направлять 6% от своих зарплат: либо использовать их для формирования собственных пенсионных накоплений, либо передать в страховую часть, тем самым увеличив баллы для расчёта пенсионных выплат. С тех пор заморозка продлевается каждый год. В середине нынешнего горячего лета правительство продлило заморозку накопительной части пенсии граждан до 2022 года.

Нашлись даже убедительные экономические обоснования. Но что же произошло в реальности?

Наше государство попросту изъяло у граждан несколько сотен миллиардов рублей, а затем под шумок повысило пенсионный возраст. После чего оно собирается предлагать людям платить взносы в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Не секрет, что эти фонды зачастую имеют отношение к высокопоставленным чиновникам и госкомпаниям. И вряд ли взносы эти будут оставаться добровольными, реальнее всего, людей к ним, как это всегда и бывает в нашем государстве, будут «добровольно принуждать».

Такова сложившаяся традиция в нашем государстве. Так пополняются благотворительные фонды, так финансируются всенародные стройки и акции. Добровольно-принудительно. Так почему же взносы в негосударственные пенсионные фонды в ходе новой реформы накопительных пенсий будут иными?

Можно сколько угодно говорить о частных методах модернизации пенсионной системы. Спорить о ее честности и нечестности, приводить полярные мнения и обосновывать их. Но, на мой взгляд, нужно, прежде всего, ее кардинально реформировать.

И в первую очередь, обратно понизить пенсионный возраст до привычных показателей. Не стоит заигрывать с и без того озлобленным народом, которому государство по Конституции должно обеспечить социальную стабильность. Правда, боюсь, что на сегодняшнем этапе эта стабильность не в приоритете и проигрывает поддержанию стабильности нынешней государственной экономики.

Получается, как в той народной присказке: что пнем об сову, что совой об пень… Больно все время одному и тому же персонажу. Пенсионеру.

Share