Задушил бельевой веревкой: «Я окаменела — моей доченьки больше нет»

В Казани судят Айрата Бакирова, задушившего жену бельевой веревкой. Как он сам утверждает — из-за ревности. Сейчас обвиняемый находится под домашним арестом и воспитывает трёх несовершеннолетних детей.

В среднем каждый час в мире во время домашнего насилия погибает около шести человек. Согласно данным ООН, 93% жертв — женщины. Только в России ежегодно от рук мужей или сожителей умирает 14 000 девушек. Но как бы упрямо СМИ из раза в раз ни приводили статистику, каждая отдельная потенциальная жертва считает, что с ней этого не случится, продолжая терпеть побои, унижения и психологический террор годами, а то и десятилетиями.

В Советском районном суде Казани рассматривается дело Айрата Бакирова. Он надел медицинскую маску, чтобы не светиться перед камерами. Хотя мера эта бесполезная — его лицо летом 2019 года можно было увидеть практически во всех изданиях Татарстана. Мелкие семенящие глазки окидывают журналистов нервным взглядом. Мужчина недоволен присутствием СМИ в зале, а его адвокат даже умудряется закатить в коридоре нашим коллегам настоящую истерику.

— Вина моего подзащитного еще не доказана, а о нем пишут так, как будто доказана. Мы против присутствия журналистов в зале, — заявляет он.

Формально приговор действительно не вынесен, но Бакиров уже дал следствию признательные показания, да и полицию вызвал сам. В ночь на 2 августа 2019 года 39-летний Айрат задушил свою 27-летнюю жену Гульнару бельевой веревкой в приступе ревности. Супруги начали отношения, когда девушка ещё не закончила школу, и прожили в браке 10 лет.

— В половую связь они вступили, когда моя дочь еще не была совершеннолетней. Я была против. Можно было обратиться в прокуратуру, но я не стала этого делать — Гульнара настаивала, — вспоминает мать девушки (мать и сестра погибшей попросили нас не указывать их имен. — Ред.).

Эти 10 лет для Гульнары были практически адом. Согласно свидетельским показаниям нескольких коллег и родственников, все это время Бакиров проявлял настоящие маниакальные признаки поведения.

Гульнаре было запрещено краситься, следить за собой и даже здороваться с другими мужчинами. При этом сам Бакиров постоянно рассказывал ей о своих похождениях, занимаясь психологическим террором. Обвиняемый регулярно следил за Гульнарой, выстаивал часами напротив ее работы, расспрашивал коллег, есть ли у неё какое-то общение с противоположным полом, заглядывал в окна дома родителей, когда она у них гостила.

Сам он в последние годы не был трудоустроен (семья жила на зарплату женщины в размере 30 000 рублей). Айрат мог спрятать белье Гульнары, сломать телефон, запрещал ей общаться с родственника, тайком закидывал сестру в черный список, мог отобрать карту с деньгами. Периодически Бакиров выгонял жену из дома, настраивал против нее детей, всячески унижал. Однажды родственники девушки даже вызывали полицию, чтобы угомонить супруга, а до этого во дворе родительского дома он напал на сестру девушки, в темноте перепутав ту с женой.

— В последний раз, когда я с ней разговаривала 30 июля, она говорила, что хочет приехать ко мне с детьми и отдохнуть. Я ей сказала, что дома нечего кушать, и если у нее что-то есть, чтобы взяла с собой. Потом звонила, но она уже не брала трубку. Но у них так уже бывало, поэтому я думала, что все нормально. А на другой день мне сообщили, что дочери нет в живых. Я окаменела и не знала, что делать дальше, – моей доченьки больше нет. Мы хотим, чтобы его наказали по всей строгости закона, — еле сдерживая слезы говорит мать.

У супругов осталось трое несовершеннолетних детей — дочери десяти, семи и пяти лет. Они-то и послужили для Бакирова смягчающим обстоятельством, в результате чего была избрана такая мягкая мера пресечения — домашний арест. Сейчас воспитывать девочек помогают родители мужчины.

— Дети знают, что произошло. Но им неправильно объяснили, как это случилось. Он (Бакиров. — Ред.) сказал, что делал ей (Гульнаре, — Ред.) массаж и якобы все случайно произошло. Родственники против его осуждения, но мы не обсуждаем с ними эту тему. Потому что если будем обсуждать, то вообще рассоримся. Мы стараемся мирно общаться, чтобы видеть детей. Вот на день рождения их забирали, на Новый год ездили поздравлять, — рассказывает младшая сестра Гульнары.

— Он казался нормальным человеком, но потом она начала убегать от него, ещё с первым ребёнком. По ночам на такси уезжала с детьми. Мы старались не вникать, семья ведь — сами все решат, — вспоминает мама девушки.

— Почему тогда Гульнара не прекратила отношения? — задал вопрос адвокат каждому свидетелю.

— Ну, до убийства не доходило. Сколько раз я ей говорила, что пойду заявлю на него, пойду к участковому. А она всё: «Не надо, сами разберёмся». Ради детей терпела, она сама без отца росла, поэтому не хотела, чтобы и дети без отца выросли. Да и боялась, что детей отберет, — отвечала родственница.

Причиной очередного скандала в тот роковой день стало замечание детям, которые шумели. На просьбу в адрес детей отреагировал Бакиров — начал кричать и оскорблять женщину. Собрал дочерей и повез к своим родителям. Сама Гульнара в этот момент хотела уехать к матери — та ждала ее. Но она так и не доехала, а потом перестала брать трубку.

Бакиров передал на похороны 20 тысяч рублей — в этом заключались его «извинения» перед родственниками убитой жены.

Коллеги описывают Гульнару как светлого и доброго человека, который никогда не жаловался на происходящее. Сами они неоднократно наблюдали неадекватное поведение мужа. Последняя их публичная ссора произошла за несколько месяцев до смерти девушки — мужчина приревновал.

В конце очередного заседания мать погибшей подошла к адвокату Бакирова (сам подсудимый сидел рядом, но ни с кем не разговаривал).

— Вот я хотела его услышать. Почему нас всех допросили, а его нет? Я хотела, чтобы он рассказал свою историю, — обратилась женщина к защитнику.

— Ну, в этой жизни не все получается так, как мы хотим, — ответил адвокат матери убитого ребёнка.

Share