Подростка в омском интернате довели до тяжелого псориаза и пытались сдать в психушку: «Мы же не их родственники, какое им до нас дело»

17-летний Артем* сбежал из омской «Адаптивной школы-интерната №16», пробыв там менее полугода. Сначала в воспитательных целях его поместили в наркодиспансер, а после и вовсе решили определить в психушку — такой расклад его, разумеется, не устраивал.

Побег

Пока мать мальчика отбывала срок, его воспитывала бабушка. Всё бы ничего, но несколько лет назад у нее нашли подозрение на онкологию и поместили в больницу. С «откинувшейся» родительницей отношения не сложились — она определила сына в Исилькульский детский дом.

В конце лета учреждение расформировали, так порядка 40 воспитанников оказались в омской школе-интернате №16. Несмотря на то, что она носит коррекционный уклон, вновь прибывшие воспитанники посещали обычную школу. Никаких показаний к лечению в психиатрической больнице, со слов Артема, у него нет, и то, что его решили «упечь» туда, стало для него полной неожиданностью.

— Я был в семье по соседству с моей [на детдомовском сленге семья — это квартира внутри интерната, — прим. ред.], ко мне прибегает друг, говорит, что за мной приехали, — рассказывает Артем, — Я иду в свою семью одеваться на всякий случай (вдруг что серьезное), спускаюсь, а внизу меня ждут четыре санитара, говорят: «Пройдемте с нами до медицинского кабинета», я согласился, пошел впереди них, ускорил шаг и убежал. Потом мне сказали девчонки, которые слышали их разговор, что они говорили между собой: «Правильно, что убежал, надоело уже нормальных ребят увозить отсюда».

Это случилось 13 января. МВД вывесило релиз с информацией о пропаже ребенка, но долго искать его не пришлось. Сразу после побега Артем обратился в прокуратуру, рассказав о том, какое сомнительное будущее ему приготовили в учреждении. Парня вернули обратно в интернат, по факту его обращения инициировали проверку, в ходе которой также выяснилось, что он попадал в больницу с ушибом головного мозга после избиения другими воспитанниками, однако, чтобы избежать проблем и огласки, руководство интерната сообщило медикам, что Артему на голову просто упала полка от шкафа.

Лечили не от того

Обстановка в учреждении сейчас для парня крайне напряженная, однако он хотя бы добился медицинской помощи — парень долго страдал от псориаза, но лечить его в интернате не собирались.

— Я в наркодиспансере лежал, при чем не наркоман и не алкоголик, у меня в крови ничего не нашли, но продержали меня там 22 дня, то есть просто убрали, чтобы права мои сократить. Там я псориаз и заработал, потому что обстановка там была страшная, — вздыхает Артем, — Ни мазь, ни таблетки, ничего не давали. Когда обратился в прокуратуру, купили какой-то крем и шампунь. Тут коррекция, по-другому всё немного, на детей наплевательское отношение… Мы же не их родственники, какое им до нас дело…

Чтобы вылечиться самостоятельно, парень нашел в тематическом сообществе девушку под ником Олеся Ласточка, которая тоже страдала от псориаза. Они советовались по поводу лечения и поддерживали общение на протяжении нескольких месяцев. Эта девушка и подняла тревогу после его побега. Она предположила, что Артема хотели признать недееспособным, чтобы он никак не мог претендовать на квартиру от государства.

Исполняющая обязанности директора Исилькульского детского дома Надежда Шеховцова, где до этого содержался Артем, рассказала нам, что у ребенка никогда не было проблем «психического свойства»:

— Артем поступил, как ребёнок, находившийся в трудной жизненной ситуации. Работали с ним педагог, психолог, лично я, воспитатели. Общий язык мы с ним нашли: абсолютно вменяемый, понимающий, добрый ребенок, которому не хватало ласки. По учебе очень слабый, но под контролем педагогов старался.

Почему с ним так поступили, парень не знает, вероятно, всё из-за того, что он не сумел найти общий язык с директором.

— У него ко мне негативное отношение, — рассказывает Артем, — Я просил у него деньги на лекарства, на телефон, постоянно отказывает. Вечно пытается меня унизить, показать, что он выше меня, что он может сделать мне пакость. А я, вообще, человек спокойный, хочу уже дождаться 18 лет и уйти отсюда.

***

Отношение к детям здесь реально специфическое. СМИ удалось выяснить, что один из благотворителей однажды решил бесплатно установить воспитанникам потолок, интернат согласился, но в день монтажа попросил сделать ремонт не у воспитанников, а в кабинете директора.

Вслед за прокуратурой проверку по факту случившегося начали и в Следственном комитете. Взяла ситуацию на контроль и детский обмудсмен в Омской области Елизавета Степкина. Женщина направила запросы в региональный Минобр, органы опеки и попечительства, а также медицинские учреждения, и планирует в ближайшее время навестить интернат.

Сколько вполне здоровых воспитанников омской школы-интерната №16 оказалось в психушке до того, как история Артема вызвала резонанс, сказать сложно. Как и найти того, кому доставались положенные сиротам по закону квартиры, не дождавшиеся своих хозяев, пускающих слюни в больничных палатах. Проверка инициирована, но найдут ли виноватых, кроме исполняющих приказы санитаров?

Ранее мы рассказывали историю сироты из Челябинска, который 10 лет провел в «желтом доме» из-за неверного диагноза
, но так и не смог добиться компенсации в суде. А совсем недавно сироту из Новокузнецка, который публично отстаивал свои права на квартиру и помогал другим детдомовцам, поместили в психушку. Как ни странно, показаниями послужила оппозиционность
парня.

Share